Избранное из Макробия: о календаре

Птицы, которые стали священниками Гипотеза происхождения украинского названия Иванок К происхождению итальянского названия сороки Птицы, окрещенные именами святых Дохристианское происхождение французского названия птицы oiseau Saint-Martin К происхождению французского названия воробья Христианское и дохристианское происхождения названий попугая в романских языках К вопросу про христианский антропоморфизм в романской орнитонимии Происхождение названия птицы Jean-le-blanc во французском языке Место и причина возникновения украинского названия птицы МАРТЫН Метафора у Витрувия (в соавторстве с А.А.Пучковым) Метафора у Катона Античные источники метафоры в произведениях Ореховского Метафоры, связанные с понятием Государство у Платона Глагольное словообразование у Вергилия Фонетическое значение в классической латыни (на примере Катулла)

Избранное из Макробия: о календаре

О КАЛЕНДАХ[1]

 

            Слово кало – греческое оно означает созываю. Этот день… когда созывают [жрецов], принято называть календами…  Младший понтифик[2] созывая  объявлял число дней, которые остались… после новой луны…

 

 

КАК РОМУЛ[3] ОПРЕДЕЛИЛ  ГОД

 

            Точный счет года всегда был только у египтян: у прочих народов в этом отношении всегда были всяческие неточности. Например, стоит вспомнить, что жители Аркадии свой год полагали равным трем месяцам, акарнанцы – шести месяцам; а прочие греки свой год считали в триста пятьдесят четыре дня. Потому не удивительно, что в этом разнообразии и римляне, по предложению Ромула определили год в десять месяцев. Этот год начинался с марта и насчитывал триста четыре дня, так что шесть месяцев, то есть, апрель, июнь, секстилий [август], сентябрь, ноябрь, декабрь имели по тридцать дней; и только четыре месяца – март, май, квинтилий [июль], октябрь – по тридцати одному…

            Ромул решил  первый месяц посвятить своему родителю Марсу. То, что именно этот месяц был началом года, очевидно хотя потому, что от него по счету Квинтилий как раз пятый месяц. Да и все прочие месяцы названы по этому порядку… 

            Следующим месяцем [Ромул] назвал апрель, как  некоторые полагают [он звучал] с придыханием: афрель, от пены, которую греки называют афрон. Из чего и родилась Венера [Афродита].

Есть предположение, что Ромул назвал этот месяц на том основании, что поскольку первый месяц в году назван в честь его отца Марса, то второй – в честь матери Энея Венеры… Вот и мы до сих пор в молитвах называем  Марса отцом, а Венеру родительницей.

Другие же полагают, что Ромул либо по собственной зрелой проницательности, либо по внешнему божественному наитию именно так  определил первые месяцы. Ведь, ежели он первый месяц объявил в честь Марса, Бога убивающего людей. О котором так говорит Гомер, [прекрасно] понимая его природу: Ты же, Арес душегубец, убийца и стен сокрушитель. То, [очевидно], следующий месяц назван как раз в честь Венеры. Она словно уравновешивает силу Марса.

Ведь и в двенадцати знаках Зодиака, которые не без оснований считают жилищами богов, как только появляется знак Барана, посвященный Марсу, следом немедленно Венеру сопровождает Бык. Позади же них Скорпион так разделен, чтобы обоим Богам был общий… В жале его, словно в острейшем копье, в его, так сказать, вооруженной части и пребывает Марс. Передняя же часть, которая у греков зовется Узда, а у нас Весы, принимает Венеру. Она словно [крепкой] уздой согласия связывает брак и соединяет дружбу.

Но Цинций[4] в той книге, которую он оставил о Праздничных Днях {Fasti}, говорит, что только невежды могут думать, будто древние назвали месяц апрель от Венеры. Так как в этом месяце в честь Венеры нет никакого предками же установленного праздника. Даже в песнях жрецов-салиев не прославляется слава Венеры так, как прочих небесных богов. Варрон[5]  согласен с Цинцием, утверждая, что имя Венеры в эпоху царей римлянам не было известно, и ни по-латински, ни по-гречески. А потому, не может месяц от Венеры называться. И все иначе, [думает Варрон] ведь почти вплоть до весеннего равноденствия печально хмурое небо и затянуто облаками. Да и море закрыто для торговли, а сама земля покрыта либо водой, либо инеем, либо снегом. И вот весной, то есть, именно в этот самый месяц, все [как бы] открывается {aperiantur}.  Деревья и прочее, что покрывает землю, начинает словно открываться новым росткам.  Так вот, как раз поэтому и вполне заслуженно месяц назван  апрелем. Он  «открывающий» {aperilis}. Точно, как и у Афинян  антестерием называют месяц потому, что в это время все расцветает [anthos – цветок]…

Третий месяц Ромул назвал Маем. Относительно этого названия существуют самые разные предположения.

Так, Фульвий Нобилиор[6] в Фастах … говорит, что Ромул, после того, как разделил народ на старших {maiores} и младших {iuniores}, для того, чтоб одна часть граждан помогала  государству советом, а другая оружием, в честь и тех, и других назвал этот месяц Маем, а тот Июнем.

Некоторые припоминают, что май занесен в наш календарь от тускуланцев[7]. А у них он называется Великий {Maius} Бог, то есть Юпитер, очевидно  названный так согласно своему величию.

Цинций же думает, что имя дано от Майи, которую считает женой Вулкана. Обосновывает это тем, что жрец (фламин) Вулкана в майские календы ведет в честь этой Богини богослужение.

Другие доказывают, что месяцу дано имя Майи, матери Меркурия. Они подтверждают это тем, что именно в мае все купцы приносят жертвы Меркурию и Майе.

Есть и такие, а с ними согласен и Корнелий Лабеон[8], что эта самая Майя, для которой в мае проводят богослужения, просто Земля, получившая этот эпитет от своей величины… Мы называем ее Майей, она же Земля, она же Добрая Богиня…

Июнь следует за маем, и назван так либо по [юной] части народа, как мы выше сказали, либо, как полагает Цинций, потому, что этот месяц прежде у латинов назывался Июноний. Он же долго и у жителей Ареция[9] и Пренесты[10]  имел такое название. Так что даже Низ в своих комментариях к Фастам указал, что такое название и у нас  было. Оно только утратило несколько букв, из июнония превратившись в июнь.

Некоторые полагают, что месяц июнь – от Юния Брута, который был первым консулом[11] в Риме [после изгнания царей]. Так как в этом месяце, то есть в июньские календы, изгнав Тарквиния[12], он принес жертву Плотской Богине на целиевом холме. Полагают, что этой Богине следовало приносить человеческие жертвы…

Следующий – Июль, который, согласно порядку, установленному Ромулом от первого месяца марта, был  по счету пятым. А потому и получил имя по порядку – Квинтилий [quintus – пятый]. И не изменил своего названия даже после того, как Нума Помпилий[13] добавил к началу года еще январь и февраль. Хотя квинтилий уже не был пятым, а стал седьмым по счету.

 Но впоследствии, по предложению Марка Антония[14], был назван июлем в честь диктатора Юлия Цезаря. На том основании, что 12-го квинтилия Юлий появился на свет.

Затем [следует] месяц август. Он прежде назывался секстилий, покуда, согласно постановлению сената, он не был  подарен Августу. Текст этого сенатского постановления я привожу:

ПОСКОЛЬКУ ИМПЕРАТОР ЦЕЗАРЬ АВГУСТ В МЕСЯЦЕ СЕКСТИЛИИ И ПЕРВЫЙ КОНСУЛАТ ПРИНЯЛ И ПРОВЕЛ В ГОРОДЕ ТРИ ТРИУМФА ИЗ ЯНИКУЛА БЫЛИ ОТВЕДЕНЫ ЛЕГИОНЫ И ПОСТАВЛЕНЫ ПОД ЕГО ЗАЩИТУ И АУСПИЦИЙ И ЕГИПЕТ В ЭТО МЕСЯЦЕ ВЕРНУЛСЯ ПОД ВЛАСТЬ РИМСКОГО НАРОДА И ЗАКОНЧИЛАСЬ В ЭТОМ МЕСЯЦЕ ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ ЭТОТ МЕСЯЦ ПУСТЬ БУДЕТ ПОСВЯЩЕН ЕГО ВЛАСТИ ПУСТЬ ОН ЕСТЬ И БУДЕТ НАИСЧАСТЛИВЕЙШИМ [а потому] СЕНАТ ПРИНЯЛ РЕШЕНИЕ ЧТОБЫ ЭТОТ МЕСЯЦ НАЗЫВАЛСЯ АВГУСТОМ

 По этому поводу было созвано всенародное собрание {plebiscitum}, по предложению трибуна Секста Пакубия.

            Месяц сентябрь сохранил свое прежнее название, хотя Домициан Флавий[15] и собирался назвать его германиком[16], а октябрь [вообще] своим собственным именем. Но, как только имя, сулящее несчастье, было вылито со всех медных досок и вычищено с камней, месяцы также были лишены имени тирана.

            Затем заботой остальных принцепсов, избежавших всяческих жестокостей, у месяцев от сентября до декабря сохранились старые прежние имена.

            Таково было определение года Ромулом. Он, как выше было сказано, посчитал год в десять месяцев, и триста четыре дня. И так распределил месяцы, чтобы четыре имели по тридцать одному дню, а шесть – по тридцать. Но, поскольку этот счет не соответствовал ни обороту солнца, ни лунным месяцам, то доходило до того, что холодное время года попадало на летние месяцы, и, наоборот, жара – на зимние. И поскольку так уж получилось, то привыкли подбирать по сезону подходящий месяц, а не следовать общему порядку,..

 

 

О ТОМ, КАК  УСТАНОВИЛ  ГОД            НУМА  ПОМПИЛИЙ

 

Но затем Нума… возможно, по примеру греков, добавил к году пятьдесят дней. Так что год стал равным тремстам пятидесяти четырем дням. За эти дни, как он полагал, луна совершает ровно двенадцать оборотов. Итак, к этим пятидесяти добавленным дням он еще присоединил шесть дней. При этом, он сократил шесть месяцев, имевших по тридцать дней, на один день каждый. Получив пятьдесят шесть дней, разделил их на два равных месяца. 

Из двух этих месяцев первый назвал январем, и хотел сделать его первым в году, как месяц двуглавого Бога, оглядывающегося назад и глядящего вперед на окончание прошедшего и  начало будущего года. Второй месяц [февраль] посвятил Богу Очищения {Februus}, которого полагают могущественным в освящении {lustrationes}. Ведь в этом месяце необходимо освящать {lustrare} общину, как это и принято, в честь Духов Умерших {Dei Manes}…

Установлениям Нумы в общем  последовали сразу,.. только в одном были недовольны – в том, что месяцы с тридцати одним днем чередовались с двадцатью девятью. Несколько позже Нума, с тем, чтобы утвердить нечетное число, (а его тайна, согласно  Пифагору, – в порождающей природе), добавил еще один день, который дал январю. [Он сделал это для того], чтобы как в самом году [355], так и в отдельных месяцах, за исключением одного февраля, сохранялось нечетное число.

Ведь двенадцать месяцев, если в отдельности каждый из них имеет четное или нечетное число, то сумма все равно будет четной. А если добавить к ним всем один нечетный месяц, то и общая сумма будет нечетной. Итак, январь, апрель, секстилий [август], сентябрь, ноябрь, декабрь насчитывали по двадцать девять дней… Март же, май, квинтилий [июль], октябрь имели по тридцать одному дню.

Только один февраль сохранил двадцать восемь дней. Это уменьшение, и четное число – словно для подземных богов.

Когда же римляне, как и греки, по расчету Нумы, привели свой год в соответствие  с фазами луны, они, также, как и греки,  вынуждены  были вставлять добавочный месяц. Ведь греки, когда обратили внимание, что необдуманно определили год в триста пятьдесят четыре дня (так как стало ясно, что от солнечного оборота, который за триста шестьдесят пять и четверть суток обходит Зодиак, не достает в их году одиннадцати дней и четверти), решили вставлять добавочные дни. И, поскольку на восьмой год набиралось девяносто недостающих дней, то их и прибавляли, образуя три новых месяца.

Они это делали по той простой причине, что и тяжело, и сложно было бы каждому году добавлять по одиннадцать дней с четвертью. И,  умножая это число на восемь, они получали девяносто дней. А эти дни распределяли на три месяца. Такие дни они называли превосходящими, а месяцы вставными.

Вот этот порядок и хотели позаимствовать римляне, но напрасно. Ведь они забыли, что один день, как мы указали выше, был ими добавлен к греческому исчислению, ради того, чтобы вышло нечетное число. Поэтому к восьмилетию общее число дней не могло сойтись…

Ко всем добавочным дням также обсуждали они и месяц февраль. Ведь он был в конце года, – в этом наши предки тоже подражали грекам. Греки же  добавляли недостающие дни к последнему месяцу своего года (так считает Главкипп, который описывает священнодействия афинян). Но на самом деле, в одном они от греков отличались. Поскольку те добавляли день в конце последнего месяца, а римляне – после двадцать третьего дня, очевидно, сразу после праздников в честь Бога Границ {Terminalia}. А затем уже они присоединяли после добавочного и остальные дни февраля, которых оставалось пять…

 

 

 

КАКИМ ОБРАЗОМ ЮЛИЙ ЦЕЗАРЬ ИСПРАВИЛ ГОД

 

И действительно, были времена, когда из-за суеверия добавочные дни вообще пропускались. Это случалось по милости жрецов, которые по [настоятельным] просьбам откупщиков налогов {publicani} хотели уменьшить, либо продлить год своим постановлением. Потому, случалось то увеличение числа дней, то их уменьшение… Но, наконец, Гай Цезарь все это непостоянство времени, блуждающее и неопределенное, свел к постоянному и неизменному порядку…

Итак, Гай Цезарь, собираясь ввести новый порядок, все дни, которые до того могли быть спутаны, упразднил. Это было сделано на том основании, что последний год протянулся на целых четыреста сорок три дня.

После этого, он взял пример с египтян. Ведь они единственные понимают во всех божественных делах. Он увеличил год до солнечного. Солнце же за триста шестьдесят пять дней с четвертью обегает круг. Ведь измерение года по лунным месяцам таково, что лунный месяц немного меньше, чем месяц в зодиакальном круге. Итак, солнечный год он увеличивает на десять дней. Год, за который солнце возвращается ровно в ту точку, откуда вышло. Поэтому такой год называется обращающимся и великим, тогда как лунный год, соответственно, малый. Об этом говорит и Вергилий: солнце тем временем кружит вокруг великого года. Отсюда же Атей Капитон[17] год {annus} считает берущим название от кругового движения времени, ведь древние  частицу an  использовали вместо  предлога circum [=вокруг] …

Соответственно, Юлий Цезарь к старому счету добавил десять дней, так что триста шестьдесят пять дней, за которые солнце освещает весь Зодиак, образовали год. А чтобы не пропадала четверть суток, постановил, чтобы каждый четвертый год жрецы, которые следят за месяцами и днями, добавляли один день. И, очевидно, что место этому дню как раз в том месяце и в то время, которые еще  установили древние. То есть, перед пятью последними днями месяца февраля. Этот день он повелел назвать дважды шестой [до мартовских календ] {bissextum[18]}. Десять же дней, которые, как мы сказали, были добавлены, он распределил следующим образом: к январю, секстилию [август], декабрю добавил по два дня; к апрелю же, июню, сентябрю и ноябрю – по одному дню. Но февралю не добавил ни дня, дабы не изменить священного порядка [religio] по отношению к Подземному Богу. У марта, мая, квинтилия [июля] и октября сохранил прежнее состояние, так как они имели достаточное число дней – по тридцати одному.

 

 



[1] Отсюда слово «календарь»

[2] жрец

[3] основатель Рима и первый царь (753 – 716 гг. до н.э.)

[4] Римский юрист, современник Цицерона либо Августа (I ст. до н.э.)

[5] Римский ученый (116 – 28 гг. до н.э.)

[6] предполож. Марк Фульвий Нобилиор, претор 195 г. до н.э.

[7] Тускул – город Лациума, близ нынешнего г. Frascati

[8] предполож. юрист времен Августа (I ст. до н.э.)

[9] один из 12-ти городов Этрурии, лежащий около Апеннин, нын. Arezzo

[10] древний город Лациума, к юго–востоку от Рима.

[11] 509 г. до н.э.

[12] Тарквиний Гордый, римский царь с 534 по 510 гг. до н.э. За жестокость изгнан народом.

[13] второй римский царь, отличался мудростью и справедливостью (715 – 672 гг. до н.э.)

[14] Марк Антоний (83 – 36 гг. до н.э.) Начальник конницы у Гая Юлия Цезаря, впоследствии участник второго триумвирата с Октавианом Августом. Казнен в Египте.

[15] римский император (51 – 96 гг. н.э.) Отличался жестокостью и деспотизмом. Убит вследствие заговора.

[16] Внук императора Августа (15 г. до н.э. – 19 г. н.э.), талантливый полководец, известен своими победами в Германии, за что и получил прозвище. Отравлен императором Тиберием.

[17] Юрист, консул при императоре Августе (36 г. до н.э. – 22 г. н.э.)

[18] отсюда наше слово «високосный»